Хит хитом погоняет. Гастролерам прошедшего сезона посвящается

24.06.2001 03:23



Если верить, что на гастроли в Ригу привозят лучшие их лучших российских спектаклей, уместно задаться вопросом: а что же стало с драматическим русским театром? Мы видим, за редким исключением, сплошные шоу с уклоном в разные сценические жанры. Это ли тот театр, который завещал продолжать Станиславский? Или завещание его корифеи режиссуры уже исполнили сполна, и теперь направление русского драматического искусства стал определять театр западный?

Впрочем, все можно объяснить иначе. Рижские гастрольные продюсеры, тонко чувствуя вкусы местной публики, везут сюда спектакли под стать ее запросам. Подстроившись под такое объяснение, видишь все другими глазами. Что ни спектакль, то новый хит: какое, однако ж, слово чудодейственное! Назвал хитом, и народ побежал за билетами. Плюс непременное условие - парочка "обезьян", как москвичи называют популярных кинодив и киномолодцев...

Новый театр - дело рук рекламы.

Наш зритель приучен доверять рекламе. Это как с жевательной резинкой: сказали - хорошо, значит, хорошо. А не нравится, сам виноват - перестали разбираться в сегодняшнем искусстве. Тебе нужны психологические изыски, душевное тепло, а нормальный зритель от этого давно устал. Привык искать глубокий смысл, а постмодернизм его начисто вымел. Тебе все еще подавай штучный товар, а искусство стало массовым. И вообще, современный театр разрушает все жанровые рамки.

Возьмем, к примеру, три самые "хитовые" гастроли. Театр Ленсовета. Комедия Мольера "Мнимый больной" названа без предрассудков просто "Развлечением". "Жак и его господин" Кундеры - "Вариациями на темы Дидро". Роман Набокова "Король, дама, валет" - пьесой. Теперь антрепризы. "Игра" Шеффера превращается в "Труп на теннисном корте". Ну а донельзя разрекламированная "Кухня" Курочкина в постановке Меньшикова вообще ни в какой театральный жанр не лезет. Этот фильмовый спектакль хорошо на душу ложится, когда смотришь его, как кино. Так и просится четкая раскадровка, крупный план. А иначе все эти путешествия во времени, реинкарнационные перевоплощения и постмодернистские вкрапления смутят любого театрала.

В театр - развлекаться!

Интересно теперь зритель воспринимает театр. Ленсоветовский "Жак и его господин" - искрометная работа Сергея Мигицко в заглавной роли. Он с партнерами из кожи вон лезет, чтобы зрителя увлечь, остротами зал обстреливает, а публика, как кобра, на сцену уставилась, и все тут. Одна ассоциация ею владеет: это КВН какой-то, а КВНы за тридцать лет всем вусмерть надоели. То ли дело "Мнимый больной" - кстати, в постановке теперешнего главного режиссера нашей Русской драмы Тростянецкого. Мы уж раньше видели его рижскую постановку, тоже Мольера: и тот, и другой спектакли - развлекуха стопроцентная. Отвязное зрелище. Повеселиться можно от души. Вот это - театр будущего! Любой цирк перешибет. Оттянуться можно запросто. Умный мужик, этот Мольер, современные вещи писал.

Хуже дело - с Набоковым. Тот, кто романа "Король, дама валет" не читал и что такое Набоков, представляет себе смутно, мещанскую историю на сцене, своим патологическим любовным треугольником напоминающую "Леди Макбет", смотрит с интересом. А читавшие руками разводят: это же не Набоков! Игра из смысла превратилась в сценический прием, в формальность, и все изыски текста испарились.

Выручают знакомые по телесериалам актеры. Вчера их в "ящике" смотрели, а сегодня - вот они, живьем на сцене. Палочка-выручалочка в который раз сработала. Ну а что смысл с приемом местами поменялись, так ведь это и есть главное, что отличает новый русский театр от классической драматической школы. Такая замена - отличительная особенность любого хита: смысл давно уже не основное в спектаклях, главное не в том, что играют, а в том, как. Насколько зрелищно. Сделайте нам красиво, чтобы впечатляло, и смысл никакой не понадобится.

Как, скажем, в "Трупе на теннисном корте". Тут опять все завязано на любовном треугольнике, но не это важно. Когда вы в теннис играете, вы никакой контекст в это не вкладываете. Так и здесь. Смотришь, как два даже не персонажа, а популярных комика соревнуются в остроумии. Кто кого в угол загонит. Блистательный Филиппенко обыграл блистательного Хазанова, хоть по сюжету все было наоборот. У Филиппенко юмор агрессивней, напористей, тогда как Хазанов работал в своей постоянной манере, с недоумением в глазах - мол, чего вы все смеетесь, что я такого сказал? Но, если по большому счету говорить, оба они играют не драматический спектакль с психологическими тонкостями и нюансами, а эстрадный. Не вживаясь в роль, а откровенно оставаясь самими собой.

Суперспектакль "Кухня".

Гораздо интересней меньшиковская "Кухня". Я понимаю, почему многие обрушились на нее с резкой критикой. Спектаклю не хватает пространства, воздуха, прозрачности, свойственных драматическому театру. Здесь литературно-киношное содержание настолько размыто, что и пересказать его невозможно.

О чем спектакль? О любви, вестимо. И опять с любовным треугольником, но тоже неявственным, разорванным: может, он есть, а может, показался. Еще трудней сказать, в чем смысл спектакля.

Вот сюжет - простой. В "Песне о Нибелунгах" (за точность не ручаюсь, подзабыл) один король убивает другого, обещав позаботиться о его жене. Потом образы из этого средневекового эпоса начинают пробуждаться в заштатных работниках современного общепита. Это интригует, настораживает, сталкивает друг с другом, проявляя суть каждого из присутствующих и предназначение. Все это происходит в обрамлении из стен старого замка. Такая вот фантасмагория.

Но спектакль не увлекал бы, если бы в нем не раскрылся вдруг меньшиковский комплекс "Горя от ума". После знаменитого спектакля по Грибоедову он как будто ищет во всем аналогии с этой комедией, потрясшей его еще юношей. И находит их - в громоздкой пьесе мало кому известного Курочкина. Как в кривых зеркалах, история Чацкого и Софьи отражается в "Кухне". Только не Чацкий на сей раз, а.

Софья, современная Татьяна - реинкарнантка Брюнхильды, видится залу как девушка "с приветом". Со всем этим переплетаются непроизвольно возникающие у зрителя ассоциации с разными персонажами пьес и кинофильмов последних лет. Меньшиков не навязывает их, но и запрета на них не накладывает. Эти реальные и мнящиеся аналогии, собственно, и становятся смыслом спектакля, искрящегося множеством шуток, острот и изречений.

Интересен комплекс "Горя от ума" и в другом смысле. Он удивительно точно отражает нынешнюю ситуацию с новым русским театром в целом и с режиссерскими экспериментами самого Меньшикова. Умные люди тратят уйму творческих усилий, создавая спектакли, которые ярко вспыхивают на художественном небосклоне, чтобы сразу погаснуть.

В самом деле, странно получается. Бесконечная череда хитов, привозимых к нам на гастроли, вызывает небывалый ажиотаж, смотрятся они с азартом, как это бывает, когда чувствуешь себя участником чего-то грандиозного... а затем, к несчастью, тут же намертво забываются. Часто как только мы выходим из театра на улицу.

Автор: Гарри ГАЙЛИТ, Республика, Республика

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha