Косвенная информация о протоколах БЛ появилась уже в прошлом году

08.03.1998 22:36



Еще в конце лета 1997 года, давая показания в Генеральной прокуратуре, президент Банка Латвии (БЛ) Эйнар Репше упомянул о записях рабочей группы банка, в которых в декабре 1996 года описывается возможность цедировать кредитные требования банка Балтия к Латвэнерго и Вентспилс нафта, сказал Диене пресс-секретарь БЛ Эджус Веиньш. В Генеральной прокуратуре этот факт не отрицали и не подтвердили, а также отказались пояснить, почему документы у Э.Репше были запрошены только в феврале этого года. И Э.Репше, и сотрудник БЛ Янис Бразовскис информировали комиссию Саэйма по расследованию о существовании неформальной рабочей группы, однако документы, отражающие ее работу, только 23 февраля по запросу комиссии были переданы ей руководителем управления по надзору за кредитными учреждениями Армандом Штейнбергсом. Э.Репше 6 октября 1997 года на заседании парламентской комиссии по расследованию сказал, что о цессионном договоре он был информирован только из публикаций в прессе и того, что пересказывали сотрудники о переговорах с ликвидатором ББ Дейвидом Берри.

Генеральная прокуратура медлила.

Запрос из Генеральной прокуратуры представить имеющиеся в распоряжении БЛ протоколы БЛ получил только 11 февраля этого года, через пару дней БЛ передал записи рабочей группы в прокуратуру, сказал Э.Веиньш. Он подчеркнул, что первоначально эти материалы были только записями неформальной рабочей группы и предавать их гласности не было оснований. Вице-президент БЛ Илмар Римшевич на пресс-конференции в среду также сказал, что БЛ не считал нужным обнародовать документы по делу ББ, о которых стало известно на прошлой неделе, так как их никто не запрашивал. Он отметил, что значение этих записей сейчас преувеличивается, так как в них отражается понимание специалистами БЛ того, что Д.Берри рассказывали другие люди, поэтому "приходится согласиться, что это пересказ пересказа пересказа". БЛ не считал их полностью обоснованными документами, которые могли бы помочь увидеть конкретные вещи. Поэтому документы были представлены только по просьбе следственных органов, - сказал И.Римшевич. В Генеральной прокуратуре Диене также отказались разъяснить, почему имеющиеся в распоряжении БЛ документы были затребованы лишь в феврале этого года. На вопрос, упомянул ли Э.Репше о наличии таких записей во время встречи с представителями прокуратуры еще летом 1997 года, в Генеральной прокуратуре также не ответили, так как "ответы на такие и подобные вопросы противоречат следственной тактике".

Документы - в портфеле.

Председатель Комиссии Саэйма по расследованию дела о трех миллионах Латвэнерго Андрей Пантелеев рассказал Диене, что идея затребовать эти имеющиеся в распоряжении БЛ материалы возникла лишь во время заседания 23 февраля, когда и И.Римшевич, и А.Штейнбергс несколько раз упомянули о наличии подобных документов. До этого комиссия не была информирована о их наличии, сказал А.Пантелеев. Он сказал, что после разговора с И.Римшевичем комиссия затребовала представить имеющиеся в распоряжении БЛ документы. И.Римшевич обещал уладить это в течение двух дней. В свою очередь А.Штейнбергс на том же заседании комиссии на вопрос, есть ли возможность передать эти документы комиссии, "ответил утвердительно и вытащил из портфеля пакет документов, в котором были уже упомянутые записи рабочей группы", - рассказал А.Пантелеев. Так как упомянутые документы уже были переданы в прокуратуру, ни И.Римшевичу, ни А.Штейнбергсу не требовалось разрешения Э.Репше на передачу этих документов в комиссию по расследованию, пояснил Э.Веиньш. Он допускает, что А.Штейнбергс взял документы с собой на заседание комиссии по собственной инициативе, чтобы в случае необходимости документально подтвердить свои слова.

Намеками говорили уже давно.

Э.Веиньш напомнил, что еще 4 июля прошлого года Э.Репше обратился с заявлением в Генеральную прокуратуру, в котором содержалась просьба выяснить истинные обстоятельства сделки между ББ и Латвэнерго. Давать показания в прокуратуру Э.Репше был вызван позднее, в конце лета, сказал Э.Веиньш. 3 сентября на пресс-конференции Э.Репше сообщил, что БЛ был информирован о цессионной сделке, так как в БЛ создана комиссия, которая следит за ходом ликвидации ББ, писала Диена. Э.Веиньш утверждает, что на этой пресс-конференции Э.Репше упомянул, что деятельность рабочей группы документируется, однако в то время никто не проявил интереса к этим документам. БЛ также считал, что их обнародование не обосновано, так как это лишь составленный одной стороной пересказ пересказа.

На пресс-конференции 3 сентября Э.Репше сказал, что сожалеет о том, что не обратился с заявлением в Генеральную прокуратуру раньше, а также признал, что знал о цедировании долга и что в БЛ создана неформальная рабочая группа, которая следит за ходом ликвидации ББ. Комиссии Саэйма по расследованию 6 октября Э.Репше также сказал о существовании такой рабочей группы, однако более подробно его не расспрашивали о возможном документировании ее деятельности, об этом свидетельствует расшифровка комиссии по расследованию. Э.Репше сказал комиссии, что почерпнул информацию о сделке из прессы и частично из бесед сотрудников БЛ с Д.Берри. Поэтому Э.Репше комиссии сказал, и это отражено в протоколе, что "в сущности у меня нет никаких документов". Уже первоначально записи рабочей группы не считались документами, указал Э.Веиньш.

И на заседании комиссии Саэйма по расследованию 26 января заместитель начальника Управления БЛ по надзору за кредитными учреждениями Я.Бразовскис говорил о созданной в БЛ рабочей группе, но так же, как и 6 октября, никто из членов комиссии не спросил Я.Бразовскиса относительно возможного заключения рабочей группы о состоявшейся цессионной сделке или о другой подобной документации.

БЛ о возможном цессионном договоре узнал в декабре 1996 года, информировал Э.Веиньш. Он указал, что БЛ не возражал против цессии, так как в период, когда не было даже благоприятного приговора суда, можно было лишь радоваться, что будет возвращена по крайней мере часть денег. В результате польза была бы и вкладчикам, и государству, сказал Э.Веиньш. Он добавил - в распоряжении БЛ не было информации о планирующемся преступлении, поэтому лишь позднее, следя за ходом событий, руководство банка открыто высказалось за необходимость проверить законность сделки. Только поспешное перечисление денег Латвэнерго заставило Э.Репше подумать о том, что имело место нечестная сделка, писала 13 августа Диена.

Автор: Инта Ласе, Анита Смоленска, Диена

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha