Единый партийный рынок

21.09.1997 17:30



Все беды в государстве от чрезмерной демократии и стихийного плюрализма имущественных интересов партий. В результате свободной конкуренции партий у кормушки с государственным добром затаптываются интересы простого человека, позаботиться о котором не остается времени, ибо приходится неусыпно следить, чтобы в сутолоке какой-нибудь шут гороховый из соседней партии не отхватил кусочек пожирнее, который по справедливости полагается самому.

Таким образом этот простой человек, который время от времени, как ни вертись, становится избирателем, в отчаянии наедается дома салаки, затем читает в газетах мрачные статьи о том, кто сколько прикарманил за счет другой партии, и впадает в столь глубокую депрессию, что теряет жизнерадостность, аппетит и веру в парламентскую демократию как здоровое явление вообще и в особо прогрессивную демократию правящих партий в современной противоречивой Латвии в частности. В итоге потеря жизнерадостности и веры проявлется в виде отданного на выборах голоса не тому, кому следовало. Так нельзя.

С мыслью о душевном покое простого человека партийные вожди встретились и решили, что ответом на неконтролируемую демократию может стать демократический эгалитаризм партийной олигархии. В переводе на язык простых людей - равные возможности доступа нескольких наиболее достойных людей к тем благам, которые позволяет получить пребывание этих людей у власти.

Достойнейшими уже по своему положению являются те, кто находится у власти, потому что иначе они бы у ней не находились. Как мы знаем, это три сплотившиеся партии, которые продолжают крепить свой союз. Уже достигнут принципиальный компромисс, заключающийся в том, чтобы считать программные разногласия между партиями непринципиальными по сравнению с тактическими и стратегическими должностями.

Следующим шагом в направлении ослабления межпартийной напряженности является джентльменская договоренность о разделе сферы государственных интересов простого человека на три равные части с дальнейшим их мирным сосуществованием. Каждая партия сверху проводит свою линию и в дела партнера не лезет.

В каждой из основных сфер деятельности имеются преимущества, которых нет в другой, к тому же в некоторых из них объем потенциального дохода больше, чем в остальных, а в отдельных - дело даже может обернуться убытком. Например, в "садике" государственной обороны нет ни нефтяных трубопроводов, ни железнодорожных рельсов, ни портов, ни рынков, ни солидного бюджета. Почти вообще ничего, если не считать НАТО и сплошных проблем, от которых нет никакого дохода, если не считать престижа, которого нет. Поэтому данная сфера признана невыгодной и отдана в качестве обременительного утешения христианским демократам и крестьянам - ассоциированному придатку правящей коалиции. В добавок этим и другим представленным в Саэйме малым партиям законно полагается место в такой организации, как Агентство по приватизации.

Зато в вертикали важных отраслей каждая ступенька по горизонтали в настоящее время подвергается переделу в приблизительно равных пропорциях между членами партий Тевземей ун Бривибай, Саймниекс и Латвияс цельш и их сторонниками.

Процесс идет на удивление гармонично, что свидетельствует о достижении участниками дележа "единодушия в важных для страны экономических делах" (Ояр Кехрис) и своей доли в этих делах. "Не понимаю, кому может не нравится, что партии согласовывают свою деятельность", - не понимает Кехрис из ЛЦ, с недоумением которого может согласиться, скажем, известный хозяин Мельник или мало кому известный беспартийный сторонник отечественников Лакучс, которые вообще не входят в какой-то там придуманный консультативный совет, задача которого может заключаться в координации справедливого перераспределения должностей и действий руководителя правительства Крастса, чтобы тот не мешал, словно какой-то авторитарист, а помогал в благородном деле гармонизации страны.

Совета нет, но равновесие уже формируется. Шесть самоуправлений Риги, в четырех из которых несправедливо доминировала ТБ, подверглись честному переделу и у каждой из партий теперь есть по два исполнительных директора управ предместий и районов. Активисты ТБ получили на предпритиях свою долю мест государственных уполномоченных, которых до этого у них было непростительно мало.

Честный передел идет также на рынке правлений и советов крупных предприятий, однако участники дележа не какие-нибудь догматичные математики и, сохраняя общий баланс, допускают небольшой перевес отдельных партий на некоторых предприятиях, которые наиболее соответствуют экономическим пристрастиям конкретной партии. Например, совет Латвэнерго особо дорог министру экономики от ДПС Сауснитису, бывшему государственному уполномоченному на упомянутом предприятии. Зато для ЛЦ, которую мы знаем как либеральную, ориентированную на рыночную экономику партию, естественна ориентация на Рижский центральный рынок, в правлении которого у представителей этой партии целых три места. И так далее.

Когда все будет благополучно поделено, партии смогут беспрепятственно предаться основной деятельности по обеспечению собственного процветания и, следя друг за другом, осуществлять "определенные функции контроля", как надеется премьер-министр Крастс, то есть следить за соблюдением равновесия, что позволит каждой из них сполна воспользоваться преимуществами плодотворного хозяйствования в своей сфере до следующих выборов.

К сожалению, спокойных деньков осталось немного. А нельзя ли как-то заранее разделить поровну и голоса простых избирателей?

Автор: Айвар Озолиньш, Диена

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha